КРУГИ НА ВОДЕ

Отныне в этой рубрике мы решили публиковать один наиболее яркий отклик прессы на журнал "Дантес", каковым на сей раз по единодушному мнению членов редколлегии признана публикация Сергея Иванова в газете "Советская Россия".

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ" 12 АВГУСТА 1999

ОСКОРБИТЕЛЬНЫЙ ДАР

ДАНТЕС И ЕГО КОМАНДА

Пушкинский юбилей миновал, но не стихают страсти вокруг личности поэта. Известно, что высокое искусство действует на окружающих двояко: большинство - люди психически полноценные - стремятся до него дотянутся, а все остальные (их, к счастью, неизмеримо меньше), напротив, норовят свергнуть гения с пьедестала и потоптать его во прахе ногами. Оттого еще в недавние советские времена на кухнях диссиденствующей интеллигенции часто слышался шепоток: "А слышали, радио "Свобода" вчера передавало, что "Тихий Дон" написал вовсе не Шолохов, а один белогвардейский офицер? Ну тот, который потом написал еще "Дон-Кихот"? Что? Не похоже? Ах, это все наша пропаганда! А вот Пушкина взять - знаете, сколько у него женщин было? Ого-го! От этого и застрелился. Лермонтов - тот от запоя умер, говорят. Весь мир знает! А коммунисты ему биографию облагородили за то, что он декабристом был".

Особенно строго судит гениев бездарность от искусства - все эти интеллигентские тусовки героев "бульдозерных выставок" и авторы ненаписанных книг, которых радиоголоса авансом окрестили "совестью нации". Сейчас они получили свободу выражения, но выясняется, что лексикон у них исключительно матерный. Вот в Петербурге накануне пушкинского юбилея вышел в свет журналл под названием "Дантес", который с маху затесался в ряд периодических изданий и даже наравне с прочими был торжественно вручен директору Государственной публичной библиотеки 4 июня, чем поверг в немалое смущение присутствовавших на этой церемонии. Ведь в этот день библиотеке преподносили в дар издания, как раз посвященные пушкинской дате. И дело даже не в названии, а в содержании этого печатного продукта.

Оговоримся сразу: воспроизвести это творение во всех деталях не представляется возможным просто потому, что большей частью материалы номера напоминают выписки из медицинских карт, где записан горячечных бред пациентов, страдающих тяжелой формой гомосексуального расстройства. И читать это все без содрогания способен разве что закаленный сексопатолог. Создается впечатление, будто в этого "Дантеса" просто из учебника психиатрии переписали главу "Половые извращения", тщась обмарать и поэта, и всю его эпоху. И уж постарались! Нет там разве что противоестественной связи Медного всадника с Золотым петушком. Причем излагается вся эта галиматься без обиняков, прямо высоким заборным слогом, с суровой прямотой настенных надписей в общественных сортирах.

И, может, вся эта дурно пахнущая стряпня и не заслуживала бы упоминания, когда бы не одно обстоятельство - на титульном листе журнала "Дантес" красуется такая надпись: "Редакция выражает признательность движению "Аристократический выбор России", а также министерству культуры Франции, без которых выход этого журнала в свет был бы невозможен." Так вот, оказывается (если верить написанному), кому мы обязаны таким подарком к юбилею!

Но даже если оставить в стороне те страницы, давать оценку которым вправе только медики, то остаются еще и такие, например, перлы: во-первых, нечто зарифмованное с претензией на поэзию:

                   Ты прав, Дантес: поэты - суки!
                   Я всех бы их стрелял в живот!

Вот вам и лирики шматок. Не ясно только, относит ли автор этих виршей (В. Кондратович) слово "суки" и лично к себе (тоже все-таки поэт) - ну тут ему, конечно, виднее. И собирается ли он отстрел поэтов начинать лично с себя?

А вот откровения другого автора, уже в прозе: "Почему я должен судить Дантеса? Шлепнул - и правильно. За дело." "Дантес дунул, и Пушкин рассыпался." "Дантес бездарного поэтишку проставил, убив".

Отдали должное создатели журнала и модному нынче национальному вопросу. Как и следовало ожидать, их потуги увенчались сенсацией: ": предок А.С. Пушкина, "арап Петра Великого" был по своему происхождению фалаша,то есть эфиопским евреем".

Но, пожалуй, хватит цитат - скучно и тошно. А что до национальности, то лучше самого Пушкина и не скажешь, вспомним его эпиграмму Фаддею Булгарину:

                    Не то беда, что ты поляк:
                    Костюшко лях, Мицкевич лях!
                    Пожалуй, будь себе татарин, -
                    И тут не вижу я стыда;
                    Будь жид - и это и не беда;
                    Беда, что ты Видок Фиглярин.

Напомним, что Видок (кстати, соотечественник Дантеса) - бывший уголовник, а затем полицейский осведомитель - шокировал современников своими скабрезными литературными опытами.

Ну а кто же у нас приложил руку к "Дантесу"? Оказывается, в основном все "бывший наш народ", один - штатный сотрудник радио "Свобода" Д. Волчек - ныне обретается в Праге, другой (Я. Могутин) - ныне ошивается в Нью-Йорке. Но вот, кажется, одна соотечественница - Маруся Климова. Так в журнале, а в миру она Татьяна Кондратович и доводится женой тому самому кровожадному пииту, который решил заняться истреблением своих собратьев по перу. И наш корреспондент у нее решил выяснить, какую роль здесь играло министерство культуры Франции, ведь как ни прикинь, но это уже не кучка охмуревших "интеллектуалов", а официальные французские власти. С них и спрос другой. На вопрос: а не поступало ли с французской стороны после выхода журнала заявления о своей непричастности к этому делу - Маруся ответила: "Нет, здесь все в порядке. А вот некоторые наши соотечественники действительно от нашего журнала шарахаются: А. Битову, например, хотели вручить, а он:"

Что же до цели, которую они преследовали, выпуская в свет такой журнал, то Маруся поведала: "Сейчас происходит нездоровое увлечение Пушкиным, всюду такие праздники, столько народу! И мы решили бросить вызов обществу - развенчать кумира и развеять миф. Этим мы намерены заниматься и впредь. Так, следующий номер "Дантеса" будет посвящен: нет, пока не буду раскрывать творческих секретов." Ну не будет, и не надо, хотя такая девичья застенчивость плохо сообразуется со всем прочитанным.

Но раз ниспровержению русских кумиров намерены придать регулярный характер, то тем более актуален вопрос о соучастии Франции в подобных акциях - так было это или нет? Если нет, не причастна, и петербургская богема свой глумливый порнографический листок самовольно прикрывает именем французского министерства, то это одно. Тогда представляется, что Франция, которая гордится своими культурными традициями, не вправе оставлять без последствия такие шалости с ее именем. А если написанное правда, то возникает вопрос о солидарной ответственности за хулиганство и оскорбление национального достоинства.

СЕРГЕЙ ИВАНОВ
Наш соб. Корр
Санкт-Петербург

Редакция газеты просит считать эту заметку официальным обращением к посольству Французской Республики


 
 
 
письмо в редакцию, Dantes webmaster